Как жанна дарк попала в плен почему король франции не пытался освободить ее


Как жанна дарк попала в плен почему король франции не пытался освободить ее
Как жанна дарк попала в плен почему король франции не пытался освободить ее

Лучшие новости сайта


Как жанна дарк попала в плен почему король франции не пытался освободить ее

«

Я не боюсь ничего, кроме предательства.

» — Приписывается сабжу На гравюре с не исторической прической

Жанна д'Арк (она же Орлеанская Дева) — девственница и посланница Б-жия из , канонiзированная за эпическое нагибание годонов и , беспределивших во Франции уже добрую . Сильные мира сего, увы, не оценили вклада в историю и по старой доброй подвергли будущую святую с последующим .

[] Патриотическая аффективность

«

А Жанна Орлеанская была полководцем у Галльского короля Карла Подлого во время Столетней войны. Он её предал, и враги решили осудить её как ведьму. А ведьм в тех краях заживо сжигали на кострах. — Какой ужас! Никак не думал, что в вашем мире процветает такая жестокость. — Ну, положим, не во всем мире. Ведьм сжигали только в Галлии, Вестфалии и Арагоне. В каждом случае на это были свои причины… Долго рассказывать… К тому же колдовать она в любом случае абсолютно не умела… В общем, Жанну судили в городе Руане, но несколько преданных ей офицеров собрали небольшой отряд готовых на всё воинов и обратились за помощью к сильному магу, который наложил на них заклятие невидимости. Благодаря этому они тайно проникли в руанский замок и вступили в бой с охраной. В начавшейся суматохе Жанна схватила скамью подсудимых и сначала хорошенько приложила двух охранников, а потом проломила башку епископу-обвинителю.

» — А Шепелёв, «Грани»

Одна из самых долгих войн в истории человечества, безусловно, служит эпичным памятником патологического нереферентного антагонизма. Но она, однако, не токмо явила миру одно из первых доказательств возможности феерического успеха при демократической трансформации народного гнева в суггестивную эйфорию освободительного сопротивления, но и продемонстрировала сферическую временную единицу терпеливости быдла.

Война накатила на новой волной Генриха V Английского в 1415 г. Должного сопротивления оказать было некому: на тот момент едва ли был способен на контрмеры, ибо уже был неспроста окрещён «Безумным». Во Францию пришёл .

Единственным законным наследником был дофин Карл, сын «Безумного» и . Однако, несмотря на законное право на французскую корону, будущий Валуа не обладал решительно никакими качествами, дабы оным воспользоваться. Заодно с короной было похерено и влияние при дворе. Чиновничий произвол развернулся на широкую ногу. Всякие Бургундские и Нормандские герцогства представляли собой разрозненные шайки головорезов с не менее инфантильным и ошалелым руководством в фамильных замках. Намёков на и рыцарство не было и в помине. Благородные Атосы ещё только зарождались, и возвратно-поступательные движения с молодыми крестьянками предпочитались песням про графский парк.

Вокулёр из LEGO

Вокулёр из LEGO

Карл «Безумный», отец членом Карла VII

Карл «Безумный», отец членом Карла VII

Всё это вкупе не могло не вызывать у низших организмов из пищевой цепочки благородных чувств негодования, ибо даже среди быдла можно найти те , которые худо-бедно, но скрипят извилинами. Видимо, из подобной среды и появилась легенда: «Францию погубит женщина, но спасёт девственница ( девушка)», намекая, должно быть, мужичью и вообще рыцарству, чтобы стыдились.

Под «женщиной», безусловно, подразумевалась Изабелла Баварская, отрёкшаяся от своего сына — законного наследника французской короны — в пользу английского короля; а кого подразумевали под «девственницей» — никто не знал, но чудо повсеместно ожидалось очень усиленно, потому не могло не явиться.

В родной деревне девственницы — Домреми — байка также пользовалась популярностью. Жанна Дарк, впрочем, приняла её за личное приглашение и недолго думая предложила себя в качестве той самой спасительницы. Основанием для уверенности Жанны служили «», убеждающие её в избранности, объявляя всевозможные функции в виде рекомендаций; были, видимо, объявлены ещё в детстве. Оставалось скомпилировать. «F5» выдало всплывающее окно: «Иди, мол, Жанна, освободи Францию!». Она и пошла. К первому попавшемуся синьору — капитану сиру . Англичане уже порекомендовали сему чиновнику отправиться на пенсию и даже познакомили с будущим проанглийским капитаном города. Уважаемый сир де Бодрикур не сопротивлялся, но обиду, похоже, затаил.

Свалившася с неба девственница, конечно, вызывала противоречивые чувства: насладиться молодым телом или попробовать сыграть в благородство и поддержать лоха—Карла, отправив божественную посланницу, которую вот-вот ожидали во всех деревнях, ко двору? Скорее всего, он таким образом решил внести свою лепту: если тёлка и вправду волшебная, то я не премину напомнить о своём участии, а если нет, то много не потеряю. Сделав верный выбор, Бодрикур вляпался в Историю. Он помог голосам и святым духам, посещавшим Жанну, достучаться до Самого, а Франции впоследствии сделаться одной из ведущих европейских держав и колониальных империй.

[] Карл, Дева, проверки

Деву нарядили в и направили в историю в сопровождении нескольких офицеров: путешествие к дофину было не из безопасных, выпилить могли . Примерно как сегодня в .

В Шинон добрались без особенных приключений. Город, где влачил своё жалкое существование дофин Франции Карл VII, являл собой на тот момент столь же жалкое зрелище, сколь и государство в целом. По легенде, король даже не пригласил путников к ужину из-за бедности: самому жрать было нечего.

Замок в Шиноне, где дофин играл в прятки перед военным походом

Замок в Шиноне, где дофин играл в прятки перед военным походом

Карл VII недоволен ситуацией в принципе

Карл VII недоволен ситуацией в принципе

Сомнительная компания не внушала оптимизма. Дворня уже была осведомлена о том, что среди гостей будет некая девушка, именующая себя .

Однако гостей приняли не сразу, выдержав суточную паузу для совещания. Окружение же, предвидя годную травлю, скупило годовые запасы попкорна. Богословы упражнялись в красноречии, а придворные пиздоболы вдохновенно забавлялись на предмет девственности в столь зрелом возрасте.

Утром после долгих совещаний Жанне решили устроить экзамен на непорочность. Известно, что первым испытанием Девы было следующее: найти короля среди кучи придворных. В большом зале замка собралась пёстрая толпа. Отыскать трусливого мудака не составило труда. Жанна, не гадая, подошла прямо к дофину. Впрочем, здесь мало удивительного — весьма вероятно, что ей могли и подсказать. Однако Карла уговорили провести ещё одно испытание, ибо не было доказано, что первая проверка была пройдена без помощи диавола.

Жанне предложили погостить некоторое время в местном замке, где за ней бы святые отцы, дабы убедиться, что сатана не является к чертовке, убеждая её угробить Францию. Однако сие испытание было провальным для организаторов: Жанна не только не приглашала сатану к ужину, но и приобрела множество ярких сторонников при дворе, включая двоюродного брата дофина — герцога , который только и мечтал о том, чтобы организовать военную кампанию и отправлять через Ла-Манш отрезанные головы англичан бандеролью. Наблюдатели же, приставленные к Деве, божились, что греховных связей с нечистой силой за ней замечено не было.

Всё же девственницу не оставили в покое и после наблюдений. Предстояло ещё пройти испытание в городе на предмет в церковном . На человеческом языке это означало, что предстоит грандиозная ебля мозгов до тех пор, пока жертва не проявит в себе диавольского присутствия. Тамошние профи отправили на костёр не одну сотню ведьм и колдунов, потому спасти Деву могли только влиятельные сторонники.

Три недели продолжались допросы: «На каком языке ты слышишь голоса?», «Разве Б-г разрешил тебе убивать?», «Яви нам чудо!» и всё в таком духе. Возможно, они ожидали явного богохульства. Но сего не произошло.

И, наконец, финальным испытанием стала ТРУ—проверка на девственность. Поковырявшись, убедились, что в греховных утехах Жанна не участвовала. Финальной точкой стало заключение отцов церкви:

Считаясь с необходимостью короля и королевства, а также с постоянными молитвами несчастного народа, жаждущего мира и справедливости, мы не находим нужным оттолкнуть и отвергнуть Деву…

По окрестным же деревням уже разнеслись слухи, что сам Б-г прислал заступницу Франции, и забитые предки Наполеона потихоньку начали разминать крылья.

«

А между тем Иоанна с торжеством Работала блистающим мечом; Её соперника ждала могила: Она ему отрубила, Которым монастырь позорил он; Пошатываясь, Исаак Уортон Роняет меч, проклятье изрыгает И, нераскаявшийся, умирает.

» — . Орлеанская девственница Девственница как бы говорит орлеанцам: «Я — д'Артаньян!

Девственница как бы говорит орлеанцам: «Я — !

Старый мост в Орлеан. 2013 г. PrtSc

Старый мост в Орлеан. 2013 г. PrtSc

Вид на Орлеан со стороны Турели. 1690 г.

Вид на Орлеан со стороны Турели. 1690 г.

Взятие Турели. Макет без претензии на историческую достоверность.

Взятие Турели. Макет без претензии на историческую достоверность.

Одной из основных цитаделей, охраняющих жизнь Карла, служил город-крепость .

Годоны стягивали удавку на шее Карла медленно, но уверенно, двигаясь на юг — Франция сдавала города один за другим. В 1428 году настала очередь Орлеана, заполучение которого убедило бы самых упорных подданных дофина, что Франции наступил неиллюзорный пиздец. Англичане осадили город дугой по северной стороне. Жители Орлеана весьма стойко отбивались помидорами, заставляя годонов слегка фалломорфировать и не лезть в редкие стычки с ночным десантом, который таки совершал вылазки, дабы укрепления осаждающих не росли слишком быстро. Соперники обменивались легкими столкновениями и ждали — каждый в меру своей упоротости — благоприятного стечения обстоятельств.

Между прочим, французам удалось из пушки () снять насмерть (sic!)  — графа Солсбери, возглавлявшего армию англичан. Но затем радость орлеанцев затмил фееричный фейл, случившийся при попытке уничтожить гуманитарный конвой годонов. В историю он вошёл под эпичным названием «», явив собой яркий пример ущербности бюрократического тщеславия. Французы рассчитывали на лёгкую победу в силу неожиданности и значительного численного превосходства. Однако , смотрящий за сией заварушкой, запретил начинать бой, поскольку еще не изволил прибыть на место махача и опасался остаться без титула победителя. Это дало время английскому обозу с селёдками подготовиться. Зарядив лучников, годоны от души покосили половину «партизан», ожидавших начальника на открытой местности. Клермону предъявили. Кисо обиделось и с остатками своих наёмников и союзников оставило Орлеан на произвол судьбы. Занервничали и прочие долбоёбы, нанятые орлеанцами для защиты города.

Но к этому времени уже собралось французское войско, вдохновлённое девственницей. Шеститысячная армия подошла на помощь Орлеану как раз вовремя.

Толпа приветствовала Деву, ликуя, будто новое пришествие. Но высокие сеньоры впадать в экзальтацию не спешили, ибо Жанна уже стала популярнее не только командиров и начальников, но и самого дофина.

Сильных мира сего душили справедливые сомнения: как можно допустить бабу—крестьянку к бою, а возможно, и к победе? Эдак в их существовании на грешной земле вообще отпадёт необходимость. Жанна собрала достаточно народу для поддержки Орлеана — мавр сделал своё дело, мавр может уходить. А слава победителей достанется голубой крови, как и до́лжно.

План начальников и командиров был прост: начать местную кампанию без Девы. Военный совет втайне от неё принял решение атаковать близлежащий , занимаемый годонами.

В одну из непримечательных ночей, уложив Деву почивать, военачальники отдали приказ о штурме бастиона. Однако крики и шум разбудили Жанну, и она рванула на подмогу. К моменту её прибытия успех предприятия висел на волоске. Французов месили не хуже, чем при «селёдочной бойне». Жанна успела вовремя — как раз в момент тотального отступления лягушатников, которые, очистив кишечник, спешили схорониться в городе. Взяв инициативу в свои руки, Жанна ринулась прямо к Сен-Лу. Подтянулись заспанные горожане с вилами. В это же время англичане подгоняли свежие силы. Но орлеанцы прытко успели занять крепость. Годоны впервые за хуеву тучу лет показали спины.

Взятие крепости Сен-Лу разорвало дугу осаждения, а Жанна Аркская приумножила своё влияние на , чего так не хотелось благородным сеньорам. Вин записан 4 мая 1429 года.

Следом необходимо было взять крепость . Жанну на военный совет снова не пригласили. Но позже ей предложили вместе с крестьянами заняться основными силами англичан, в то время как профессионалы пойдут на Турель. Офицерам было бы желательно, чтобы Жанна сгинула в неравном и тупом бою, как можно раньше. Дева, однако, подляну прочухала и, забив на рекомендации, просто попросила «всех, кто её любит» следовать за ней.

Итак, штурм Турели состоялся против воли начальства. Крепость, на удивление штабным крысам, пала. Оставшиеся же годоны, не дожидаясь генерального сражения, бросив раненых и пленных, спешно съебнули в соседний город-герой Менг.

Двухсотдневная осада с Орлеана была снята на девятый день после прибытия Девы во главе войска. В историю Жанна вошла как Орлеанская Дева, несмотря на то, что капитаны и сеньоры в подробнейшем донесении королю о победе написали о ней всего пару слов: «…в некоторых сражениях участвовала Дева…».

[] Взятие Реймса. Коронация

Вид снаружи

Вид снаружи

Дофин в законе

Дофин в законе

Орлеанская победа встряхнула всех. Слухи о святой девственнице, поражающей годонов шаровыми молниями из глаз и огнём из задницы, разнеслись молниеносно. Началась всеобщая и, что удивительно, добровольная мобилизация. К концу мая набралось около 12 000 . Официально армию возглавил Алансонский, но в реальности слушались только девственницу.

Войско двинулось по Луаре, раздавая пиздюлей англичанам и возвращая утраченные города: , , . Последний просто сдался, без единого трупа.

Затем, 18 июня 1429, последовала эпичнейшая битва при , открывшая дорогу французам на Север — в и Париж. В сражении со стороны годонов принимало участие около пяти тысяч рыл, возглавляемых двумя полководцами — и . Первый попал в плен, второй — бежал с поля боя на Родину, где его цинично опустили, лишив всех титулов и званий. Teh Drama Этот ваш Шекспир спустя сто лет, видимо, был поражением англичан при Патэ и заюзал Фастольфа как прототип для комических и трусливых персонажей. Даже справедливые пиздюли англичанам, видите ли, не нравятся. Впрочем, это могло быть и .

Французская армия была многочисленнее, но в схватке принимало участие только две тысячи человек. Остальные наблюдали кинцо с безопасного расстояния. Но даже при раскладе 5:2 в пользу годонов удалось угробить ровно половину английской армии, в то время как у французов не повезло только нескольким человекам. Курьёз для англичан неслыханный. Результат этой победы заставил крепко призадуматься не только крестьян, но и большинство французских феодалов, до того момента сочувствовавших сильным англичанам.

Далее следовал Реймс, без коронации в котором Карлу невозможно было бы называть себя расово верным правителем. Словом, стратегически и психологически взятие Реймса означало перелом в ходе вековой войны. Однако поход туда и затем в Париж вызвал ожесточённые споры при дворе.

Дело в том, что за многие десятилетия междоусобиц в окружении французских монархов сформировалось жирное лобби, имеющее профит от нынешнего положения вещей — когда король болтался, как говно в проруби. Одно дело, если крестьянка из деревни отправилась в сомнительный поход — тут противники французского сопротивления, мало верящие в благополучный исход кампании, не проявляли всей силы влияния. Но совсем иной характер приобретало положение дел после победы в Орлеане и при Патэ. Это означало, что бедные, как церковные крысы, сеньоры из северных земель, где хозяйничали англичане и , могут вернуть свои источники дохода, а стало быть, получить влияние при дворе, власть и вообще создать конкуренцию нынешним , извлекающим все необходимые профиты из бедственного положения государства.

К тому же, каждый тянул одеяло на себя. Так, Алансонский выдвигал план похода в Нормандию, где находились его ещё не отвоёванные земли. Назревающий срач мог погубить всё дело и подтолкнуть Францию к самовыпилу. Но свершиться сему было не суждено, ибо Жанна и союзники уверенно форсировали реймский поход для осуществления законной коронации. Союзников оказалось достаточно, поскольку Париж и Реймс как крупнейшие религиозные и финансовые центры не только отвечали интересам короны, но и были в сфере интересов бо́льшего количества дворян.

Ситуация накалялась. Виданное ли дело: деревенская брала на себя смелость протежировать короля, делать заявления от имени Б-га, указывать сеньорам и священникам, …

К моменту похода быдла натекло уже до 30 000 голов, готовых оных лишиться ради одного слова Девы. Дорога в Реймс заняла три недели. Мелкие городишки по пути, несмотря на многолетнее союзничество с годонами, сдавались либо сразу, либо чуть поупиравшись для приличия. И отнюдь не из-за патриотических настроений. Властители городов знали: если они вздумают мешать движению войска, то их линчуют свои же городские бомжи, пребывая в благородном негодовании при виде неподобающего отношения к божественной посланнице.

Курьёзный случай произошёл в . Город впустил освободителей на условиях свободного отступления англичан со всем их имуществом. Годоны были настолько охуевшими, что в качестве имущества решили забрать пленных французов. Когда им решили отсоветовать оный беспредел, англичане подняли срач, упрекая Карла в нарушении «рыцарских» договоренностей. долго колебался, но под давлением Жанны выкупил пленников, которые тут же вступили в армию Девы. Монарх, впрочем, едва ли оценил жест крестьянки, указывающей ему, как надо играть в благородство.

Припиздовав к реймским воротам, армия вошла в город, не потеряв ни одного солдата, и городские главы торжественно вручили доблестному Карлу ключи от города. После бесчисленных религиозных хлопот, предшествующих коронации, дофин Карл VII Валуа стал законным королём Франции.

[] Предсказуемый конец

Жанна д'Арк впадает в трип. Рисунок некой 1933 г.

После коронации следовало топать 100 км до Парижа. Англичане были слабы, подмоги им на материк не поступало. Однако Карл и его окружение сумело . Купаясь в лучах славы, новоиспечённый король попросту забил на столицу Франции. Всем было похуй, армию частично распустили. Началось повседневное распиздяйство.

Мозгами скрипел только один человек — , справедливо полагавший, что виновница всех бед англичан — Жанна Дарк. В голову ему пришла весёлая мысль: объявив Жанну ведьмой, можно уверенно утверждать, что коронация в Реймсе была не чем иным, как диавольскими происками, и потому не может считаться законной. Оставалось только заполучить сучку в свои руки. И в первую очередь расчёт был на самих французов: слишком много внутренних врагов появилось у Жанны.

Пока Карл ёб баб, перестреливался через речку, потехи ради, с редкими английскими ополчениями и упивался мирными посланиями из Лондона, Дева решила, что пора действовать: очень уж зудело желание прогуляться по Парижу. Часть армии готова была с собачьей преданностью следовать за ней хоть в , хоть на Северный полюс, пусть даже хоть трижды плоская. Обратившись к Алансонскому, Жанна предложила расхуячить город, полагаясь на самых патриотичных солдат. Тот не смог отказать, но после пары провальных попыток штурма герцог . К тому же, Жанну опасно ранили в одной из атак на город, что несколько подорвало веру в её неуязвимость.

Вид на Париж с Монмартра в XV веке

Вид на Париж с Монмартра в XV веке

Финита ля комедия

Финита ля комедия

Итак, небольшое войско Жанны построило мост через ров, дабы легче было штурмовать город. Однако солдаты, подчинявшиеся французскому королю, разобрали его. Парижане и англичане, видимо, покатывались со смеху, наблюдая, как долбоёбы, вместо того чтобы ещё месяц назад взять город по инерции, столкнулись лбами на подступах. Разобрав мост, Карл со всем окружением решил съебнуть на Юг под предлогом сбора новой армии. Шаблон затрещал у всех, кто хоть как-то желал победы. Но будущие события всё объяснили: Карл предался распиздяйству. Его вполне устроили несколько городов и прочное присутствие на Луаре. Чтобы отъебаться от Девы, ей позволили «» с фанатами.

Осознав беспрецедентный похуизм короля, большинство городов снова предалось разврату и прочим чревоугодиям. Чернь притихла, крестьяне разбрелись по домам пахать землю, дабы не голодать в следующем году.

Жанна носилась по городам с парой сотен преданных жлобов. Где-то получалось, где-то отхватывали по сопатке. Ебанаты голубых кровей постарались знатно: сопротивление скатилось в маргинальное . Финалом военной эпопеи Жанны стала . Город фактически присягнул французам после коронации в Реймсе, но герцог бургундский —  — поняв, что Карл VII в этих местах появится нескоро, решил вернуть город под пяту.

Узнав о планах «Доброго», Жанна помчалась выручать завоёванные территории. Неожиданно вставить пистон бургундцам что-то не получилось: они оказались осведомлены о нападении. Стычка произошла в Марньи (Северо-Запад Компьена). Получив пиздюлей, отряд Жанны решил отступить, но с радостью обнаружил, что ворота города закрылись перед самым их носом, что тонко намекало на хитрый план.

Жанну аккуратно сняли с лошади и передали в руки «Доброго».

[] Живительный костёр

Города севера Франции, долгое время остававшиеся под англичан, сплошь были напичканы епископами под патронажем Британской католической церкви. Но успех освободительных движений поднял муть, и норот погнал английских батюшек ссаными тряпками. В числе потерпевших оказался и непримечательный епископ — , расовый француз. Он заявил о правах на Деву сразу после её пленения, поскольку схвачена она была в пределах его церковных владений. Пьер был ставленником Винчестерского кардинала Генри Бофорта, долго вынашивавшего планы по обращению Девы в еретичку. Кошону, как и многим иным деятелям, повезло въехать в историю только за счёт Жанны Д'арк.

Но до встречи с батюшкой Жанне пришлось ещё полгода пребывать в плену у бургундцев. Компьен взять не смогли (возможно, что и вовсе не планировали, а весь спектакль был устроен лишь для того, чтобы заполучить девственницу), потому Филипп Добрый должен был искать союза и дружбы с Карлом, дабы не отхватить пиздюлей от разъярённой черни. Несмотря на это, Жанну не вернули во Францию, а передали Кошону, то есть англичанам. Похоже, что так было удобно всем. И ни одна дворовая сука не проявила мужества. Только маршал начал за свой счёт собирать наёмников для спасения Жанны, но, увы, . А ботва предпочла скормить Деву английской церкви и спокойно доживать свой век. Были, впрочем, волны восстаний и среди крестьян, но поддержки у Карла не нашли, и англичане покосили плохо организованные толпы без особенных усилий.

Возможно, освободить Жанну пробовал один из её наиболее последовательных сторонников, по прозвищу Ла Гир — фигура во Франции довольно меметичная (так, считается прототипом валета червей во французской колоде карт). Во всяком случае, он попал в плен к бургундцам в 1430 году, как и Жанна — предположительно, при попытке её освобождения.

Жанну доставили в Руан, столицу . Как и задумывалось, Деву решили признать еретичкой. Но для этого требовалось, чтобы она публично призналась в колдовстве и ереси. Понятно, что это было делом времени.

Начался «образцовый процесс». В состав суда вошли: кардинал, одиннадцать епископов, десять аббатов, тридцать два доктора, пятнадцать бакалавров богословия, семь докторов права и сто три ассистента. Почти все были французами. Жанна была обречена. Затруднение было лишь одно — заставить верующих реально поверить в ересь Жанны.

Условия заключения подобрали с изыском. Жанну держали в клетке, где можно было только стоять. Чтобы не падала в обморок, шею и руки приковали к решёткам. Сначала процесс был открытым, но после пары заседаний всех лишних попросили на выход, ибо Жанна говорила много неудобного.


Приговор был, разумеется, обвинительный. Оставалось только добиться признания самой обвиняемой.

b Епископ Кошон Жанну д'Арк недовольно и свирепо — и в то же время как-то грустно и с недоумением.

сразу отметались: как-никак «», требующий чистосердечного признания, дабы чернь уверовала в то, что заблуждалась. Хоть и позднее Средневековье, но не все же были окончательными идиотами.

В конечном итоге Деву удалось отговорить от упрямства. Уставшую и измученную, её убедили в публичном отречении от «диавольских» задумок и голосов, предложив взамен жизнь в .

Однако живой Жанна была , поэтому она, разумеется, снова «впала в ересь»: сразу же после отречения, несмотря на то, что ей дали женское платье, она «нашла» в пустой камере мужской костюм и немедленно в него облачилась. Тут уж святая церковь ничем помочь не смогла. Жанну сожгли на радость толпе черни 30 мая 1431 года.

Спустя некоторое время Карл VII добивался реабилитации Жанны и таки почти преуспел с помощью . Но святой ее так и не признали, приняв весьма интересное решение - Жанна была предана забвению. Конечно, подтолкнули его отнюдь не угрызения совести. Вероятнее всего, ему было необходимо по понятиям доказать святость своей коронации, а то получалось, что его в Реймс привела еретичка. В процессе реабилитации любезно согласились принять участие многие из тех, кто судил Жанну в Руане и сжёг. И таки приняли, но вот решение о признании Жанны Святой взять на себя не решились. Пока процесс пошел, быдло про Жанну немного позабыло, соратники осели в своих замках, король на троне, годоны отброшены за море. Короче, все ровно, чего волноваться.

Комментарий к скрытому видео: Поздние лягушатники bMagnify-clip.png Поздние лягушатники

Заслугу Иоанны Аркской в существовании государства Франции сложно переоценить. Она указала верный настрой мыслей, которым позже бравировал всякий, кто имел отношение ко французской армии. До , разумеется.

Закончил же дело девственницы кардинал Ришелье, поимев англичан, поддерживающих гугенотов, спустя двести лет. В фильме «Три мушкетёра» концовка как раз приходится на , где годонов выпирают восвояси под музыку Дунаевского.

К слову говоря, несмотря на признание Жанны ведьмой со всеми вытекающими последствиями, административная власть Франции примерно несколько раз в столетие подавала запросы в Святую Церковь и лично Папе Римскому на предмет признания Жанны святой. Что характерно даже в годы полного слияния духовной и клерикальной власти, как например в эпоху Возрождения, легаты Церкви в данном процессе неукоснитено отказывали. И только в 19 веке, таки клерикальные власти добились своего - Жанну официально оправдали и с этого же времени святость Жанны становится официальным трендом Франции. С именем Жанны Орлеанской связывают еще одну крайне неприглядную историю. Дело в том, что одним из первых, кто попал под ее чары был небезызвестный маршал Франции Жиль де Рей, славившийся как хронический рубака, любитель деток и забухать. Человек был фантастического презрения к смерти и вообще богатый чоткий пацанчик. Через несколько лет после казни Жанны он публично покаялся в суде города Нант в своих преступлениях. А старичку было что рассказать - ловля и расчлененка молоденьких пастушков, ебля с сестрой, алтарь в подвале где маршал вспарывал мальчиков и девочек и мочил бороду в их крови, потом конечно насиловал еще агонизирующие трупы. При выслушивании речи обвинителя и покаянии дедушки в суде славного города Нант, епископ Нантский встал со своего места и накрыл распятие Христа черным покрывалом. Жиль де Рей, к которому не применяли пытки ввиду его высокого происхождения, публично подтвердил, что в Жанне увидел близкого ему неистового человека, что заставило его опекать ее. В конце своей исповеди Жиль попросил жителей Нанта простить его душу, но умертвить его тело в соответствии с церковными законами, раскаявшись в своих преступлениях, ибо гнев Господа с его слов не дает ему жить. Напоследок Жиль публично попросил жителей Нанта в знак его прощения пройти крестным ходом по городу, и жители Нанта его просьбу удовлетворили. Согласно особой просьбы Жиля перед сожжением ему не предложили удушение и наркотики. Рыдая в камере при звуках песнопений крестного хода, Жиль де Рэй просил Бога простить его и Жанну Орлеанскую, Деву Франции. После чего спокойно и с радостной улыбкой взошел на костер. Ввиду таких обстоятельств, вопрос с канонизацией Жанны был несколько неоднозначен и протянулся на пару-тройку сотен лет.

Она смотрит на тебя, как на англичанина

ЖЗЛ. Левандовский. Жанна Д'Арк. Написана в жанре исторического романа и напоминает Пикуля. Читается очень легко, потому для первичного ознакомления с сабжем самое то. Выходила в двух изданиях: в 1962-м и в 1982-м — к 550-летию Орлеанской победы. Вариант 1962 года в меньшей степени наполнен лучами любви, потому читается лучше.

  • Орлеанская дева («Личная история Жанны'Д Арк, Орлеанской девы, рассказанная её пажом, оруженосцем, сэром Луи де Конти»). Марк Твен (да, Тома Сойера написавший). Если не принимать во внимание исторические факты, а читать, как худ. литературу — вполне винрарно.
  • Винрарнейшая «» Вольтера. Толстейший церкви и эксплуатации образа Жанны. На первое место Вольтер выводит эротический подтекст — англичане охотятся за девственностью Жанны, не отстают от них в разврате и окружающие её французские служители церкви всех уровней. Жанна при помощи кулаков и уловок отстаивает свою честь. Между прочим, одна из любимых книг .

Не такое раздолье, как в книгах (по понятным причинам), но синематограф тоже внес посильный вклад. Впереди планеты всей здесь, конечно, французы. Наиболее зрелищным на сегодняшний день является «Jeanne d'Arc» (1999) от не спёкшегося еще Люка Бессона с Миллой Йовович в главной роли и Дастином Хоффманом в роли Сотоны (на самом деле он изображает Совесть, но выглядит на 100% как Сотона). Остальной актерский состав тоже весьма годный.

Wars & Warriors: Joan of Arc, по жанру RPG и совсем чуток стратегии (которая там особо не нужна). Доставляет прокачка Жанны до убербойца, способного вынести всю армию англичан, а также возможность поиграть за других исторических личностей, например, упомянутого герцога Алансонского и Жана де Меца. Концовку, правда (чтобы не травмировать юных игроков, видимо), сделали , что заставляет историков делать .

Jeanne d'Arc — тактическая jRPG для PSP по мотивам Level-5. В комплекте: геймплей а-ля Final Fantasy Tactics, аниме-заставки от Studio 4°C (среди прочего — да-да, он самый, ) свинюшки-демоны на стороне англичан, и сюжет, берущий исторических персонажей и делающий с ними почти что этот ваш . Игроки и критики приняли хорошо (стабильно попадает в топы лучших игра на PSP), продажи ниже плинтуса, что для жанра в принципе есть норма.


  1. де Арк, то бишь некто из Арка (аркский), но по законам французского правописания трансформировалось в апостроф, ибо название местечка начинается с гласной. Не возбраняется и по-русски, без выебонов — «Дарк»
  2. не канали по причинам, описанным ниже.
  3. Титул наследника французского престола, потомка правящего короля.
  4. Что интересно, это сражение стало чуть ли не первым за всю войну, в котором французы сумели наконец-то грамотно использовать свой главный козырь — тяжёлую рыцарскую кавалерию, которая буквально смела английскую пехоту.
  5. Тот самый, что десять лет спустя взошёл на костёр под прозвищем «Синяя Борода».
Che.jpg

[]

Чтобы организовать революцию, важно знать, что есть Жанна д’Арк, ! Template history.png

[]

Жанна д’Арк входит в истории на Уютненьком. Луркмор образовательный. TP40.png

[]

Жанна д’Арк — самая обаятельная и привлекательная!
Источник: http://lurkmore.to/%D0%96%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D0%B0_%D0%B4%E2%80%99%D0%90%D1%80%D0%BA


Лучшие новости сайта


Как жанна дарк попала в плен почему король франции не пытался освободить ее

Как жанна дарк попала в плен почему король франции не пытался освободить ее

Как жанна дарк попала в плен почему король франции не пытался освободить ее

Как жанна дарк попала в плен почему король франции не пытался освободить ее

Как жанна дарк попала в плен почему король франции не пытался освободить ее

Как жанна дарк попала в плен почему король франции не пытался освободить ее

Как жанна дарк попала в плен почему король франции не пытался освободить ее

Как жанна дарк попала в плен почему король франции не пытался освободить ее

Похожие новости: